Анатолий Ива
Писатель
Молитва женщины...

Молитва женщины

                                        ...стоящей 2641-й по счету в очереди на поклонение святой угоднице. Зимой, на сорокаградусном морозе, третий час подряд.


Господи! Ты - благ и кроток, Ты – милостив и всемогущ, Ты – справедлив и незлопамятен! Господи! Единожды! Трижды! Многажды!
Господи! Ты - всеведущ, Ты знаешь все и всех, ты знаешь прошлое, будущее и настоящее. Ты знаешь, как сделать настоящим все. Даже ненастоящее. Ты знаешь, что я люблю Тебя всем сердцем моим, и всею душею моею, и всею крепостию моею, и всем разумением моим, и ближнего моего, как самою себя. И даже больше... Только Ты и ближний – больше никого. Ты это заешь, Господи! Я знаю – Ты знаешь. Молю Тебя – умножь во мне крепость, и разумение, особенно крепость! Господи! Сколько у меня лишних морщин и седых волос! Одному Тебе известно. Укрепи меня!
Господи! Кроткий и милостивый! Карая злых, наказывая Тебе неугодных, отправляя их в ад, Ты слушаешь нас - благих и верных рабов Твоих, посылая свое благословение и удачу и готовя для нас рай. О справедливый и всемогущий! Ты слышишь нас, Господи, Ты слышишь. Денно и нощно, летом и весной, зимой и осенью, во сне и наяву, на суше и на море, в городе и деревне, на фабриках и заводах, на улицах и площадях, в метро и такси, за завтраком, обедом, полдником и ужином, в храме и по дороге к нему, до службы, во время службы и после нее. Ты всегда слышишь нас, Господи! И Ты всегда нас слышал и всегда будешь нас слышать и слушать. И нас - верных и грешных рабов Твоих, и меня - самую верную и грешную. Я это знаю, потому что я в это верю. Господи! Спаси и сохрани, спаси и сохрани, спаси и сохрани нас, Господи!
Ты помнишь, как и что я у Тебя вымаливала и вымолила. Начиная с момента моего рождения - по сей день, по сей час и по сию минуту. 
Ты помнишь, как я молилась, чтобы мы переехали в новую квартиру, и Ты благословил нас ею. Ты помнишь, сколько свечек я поставила Тебе и Николаю-угоднику, чтобы поступить, учиться и закончить институт! И я поступила, и закончила. Слава Тебе! Ты помнишь, как наступая на горло своей девичьей скромности и целомудрию, я просила у Тебя жениха, помнишь? Ты сжалился над моей немощью и послал. И не одного, а сразу трех. А потом вразумил, который из них мне более подходит, который более надежен, который более достоин. Не сразу, но вразумил. Методом проб и ошибок. И я приняла это с покорностью и смирилась. - Тебе видней. Благодарю Тебя, Господи! Ты помнишь, как мы начинали? Как я терпела? Как еле сводила концы с концами и выкраивала? Чтобы, как у людей. Ты мне помогал! Ты помнишь, как я старалась ужиться со свекровью и ужилась, Царствие ей Небесное, Земля ей пухом! Как, наконец, было свито наше гнездо. Уютное и просторное. Как все блестело и сияло. Скромно, но со вкусом. Это Ты водил моими раками. А первые роды? Я хотела мальчика, и Ты нам мальчика послал. Благодарю Тебя! А вторые? Помнишь? Сколько часов я не могла разродиться? И Ты мне помог. И смирил меня, наградив меня девочкой, хотя мне снова мечталось о мальчике. С ними легче. Ты видишь – я не ропщу. Но почему ей так не везет? Пошли и ей женихов, как ты послал, когда-то мне. Настоящих. А не таких, какие ей голову морочат. Ты же можешь - я верю и знаю. А этот, который у Лизы сейчас – так, временное увлечение. Это лукавый нас искушает. Этого не надо. Но, да будет воля Твоя! Твоя, а не ее. 
И Леша мой... Все Ты ему дал, как я молила. Все! Спорить не дерзаю. Но засиделся парень на одном месте, вразуми его начальство! Молодым расти надо. И по субботам сидит в отделе, и по воскресеньям. Ну, сколько можно парня эксплуатировать?! И о душе ему подумать когда-то надо. Я в храме, а Леша на работе. Сердце кровью обливается. Денно и нощно. Господи! К нам в гости с внучкой придет, сядет перед телевизором и засыпает. Ну, куда это годится? Подумаешь, кредит? Я ему – не оставит нас Господь, доверься Господу. Зачем такую дорогую машину взял? Бог скромных любит. А он мне – отстань. И снова дремлет на диване. И я терплю, накрою его пледом и терплю. И смиряюсь, и только Тебе молюсь. Помоги нам, Господи! Да не оскудеет щедрая десница Твоя! Утешь, парня! А то будет, как с моим Григорием. Сколько слез я пролила, сколько ночей не спала, все глаза проглядела, все телефоны оборвала, всех подняла на ноги. Но только Ты смог мне помочь. Теперь Гриша в рот ни капли! Ни по будням, ни по праздникам: ни по церковным, ни по мирским. Ни в бане, ни после бани. Ни на рыбалке, ни на охоте, ни с дружками, ни в одиночку. Ни с радости, ни с горя. Ни за здравие, ни за упокой. Как сходила я по Твоему наущению, к целительнице матушке Анастасии, так и перестал Гриша пить. Только святую воду натощак по утрам. И еще настой, который я у целительницы Анастасии купила. Дорого, но помогло – оно того стоит, прости мне скупость мою. 
И от лукавого нас избавь. Даруй детям моим чистое ложе нескверное! Чтобы не вкусить им того, что я с моим Григорием вкусила. Помнишь? Сколько я его искала? Сколько ему прощала? Сколько ждала? Сколько волос на себе перервала? Сколько белья эротического сменила, прости меня за детали. Но Ты все равно все видишь. Мы все перед тобой наги, как Ева с Адамом в Едеме. Как холодно! Даже в шубе. Норка, а не греет, только благодать Твоя. И красное, и черное. И на ремешках, и с кружевами. Самой стыдно от себя становилось. А Григорий все равно налево смотрит. Не отпускает его блудный бес. Гриша, остановись, лет тебе сколько?! Уже голова светится, Бога побойся, если я тебе не дорога, а он... Ты же знаешь. Благодарю Тебя, милостивый, что надоумил что в «Авесту» обратиться. Помог мне верный раб Твой магистр Глеб Колобакин. Слава Тебе! Светлая у него энергетика и чистая. Одного приворота хватило. Никаких денег не жалко. У Григория как отрезало все. Как не было никогда ничего. Все вечера дома, все ночи рядом со мной. Только это... ну... Ты - всеведущ и сострадателен... стыдно мне. Ты немощь мою мне простишь, я верю, верю потому что знаю. Ты укрепи его... там... ну... Ты знаешь, где. Ты знаешь все и вся... Прости меня грешную. Вразуми, к кому обратиться, чтобы... хотя бы раз в месяц... ну, Ты понимаешь... Раз в месяц и только со мной. Можно два раза. В скоромные дни. И еще. Курит он, Господи, чрезмерно. Плоть свою губит. Дома все пропахло. Дом освещен, иконы, а табаком пахнет. Нету воли у Григория. Нету. Обещает, обещает и никак. Последняя пачка, предпоследняя, а дома все пропахло. И от него самого, как из преисподней. Не кури натощак! Не кури! Выпей водицы святой. Так нет – накурится. А потом уже пьет. И просфору. Вот грех. Дай ему силы страсть побороть. Очисти его от скверны, Господи! Ничего больше для себя не прошу. Все Ты мне дал, милостивый. Слава Тебе!
И еще, прости меня, грешную. Внучку мою, Фотиньюшку, чтобы в садик другой приняли. Который во дворе. И водить ближе, и психолог там, говорят, хороший. Сейчас морозы начались, обещают, что еще холоднее будет. Душа болит – простудится ребенок. Мала она еще для испытаний. Ты же сам заповедал ближних любить. А кто же мне кроме Фотиньюшки ближе? Только Ты! Слышишь?

 

Добавить отзыв
     
Заполните обязательное поле
Введите код с картинки