Анатолий Ива
Писатель
Почему в Нью-Йорке...

Почему в Нью-Йорке выпал снег...


Подробнее:http://www.vm.ru/news/2014/01/06/v-ssha-iz-za-snezhnogo-shtorma-otmenili-bolee-treh-tisyach-aviarejsov-229977.html

 

 

   Чтобы плюнуть с колокольни - нужно на нее забраться. Так кратко формулируется закон причинно-следственных связей, которому подчинено все начинающее движение, движущееся и движение закончившее. Неподвижность в данном контексте рассматривается, как лишенная кармы пауза, именуемая  «Благословенной Суббота» или «авастхой». Но плевать на все это тысячу раз с высокой колокольни!

   В Снежном Королевстве кончился спирт! Жидкий, сухой, всякий! Ни капли, ни кристаллика, ни маковой росинки... И это 31 декабря! И это накануне выезда «в люди», когда запряжена тройка, когда от нафталина и пыли выбита шуба, когда осталось приклеить и расчесать бороду, присесть на дорожку, опрокинуть сто пятьдесят грамм и в путь.

   Эту неприятную весть  принесла Снегурка, которую к моменту вылупления нового Позвизда отправили в погреба. Нету алкоголя, хоть ты плачь, хоть рычи! Ни в больших морозильниках, ни в малых, ни в загашнике у дворцового коменданта. Ус моржовый есть, строганины навалом, клюква  в бочках, гирлянды вяленого снетка, брикеты лягушачьей икры, отварные мухоморы, комариные личинки, белужинка, осетринка, айскрим... А так, чтобы взбодриться, чтобы с днем рожденья, чтобы в мозгу прояснилось – нету.

   Выпили за год, а пополнить не озадачились. Обычно затаривались на дрейфующих станциях «Северный полюс» - им крепких льдов, а они бартером бочки с ректификатом. В эквиваленте кубический метр цельного льда за десять литров спирта. Или спермацет один к одному. Но с начальником «СП 40» отношения не сложились – бюрократ и формалист оказался. Все ему официально, все по документам, все «по закону». Ну какие, к лешему,  налоговые и законы на 85 градусе северной широты? Говорили ему: смотри, пожалеешь потом, когда начнешь под воду уходить  вместе со своим спиртом, резиновыми бабами,  балансовыми буями и радиолокаторами. Уперся мужик. Ну и хрен с ним.

   Хотели к американцам, да руки не дошли – пока штопали озонную дыру, пока китайскую подлодку отгоняли, пока меняли в тронном зале слюдяной настил, пока искали новую Основную  Мать-Олениху. Словом, забыли. И теперь,  на – пора ехать, а Позвизд никакой, все еще в нирване.

  Могут спросить, а зачем новая Основная Мать-Олениха? Старая, что ли, не годится? Да уж, сколько можно суррогатить? Почитай, двенадцать Позвиздов выносила. Матка истончилась, гормональный фон понизился, шерсть на животе полезла. А это верный признак, это стопудовая примета: раз шерсть на животе лезет – может быть угроза плоду. Во Дворце до сих пор помнят выкидыш в 34 году. В Кремле ждут, а посылать некого! Так что, это дело отслеживается.

   Кто не в курсе - поясняем тему.

  Еще девяносто лет назад Снежная Королева свои яйцеклетки успешно заморозила. Чтобы самой уже не заморачиваться на беременностях, кормлении  грудью и иных отправлениях репродуктивности. У августейших особ физиология  на первом месте не стоит. Их назначение – управлять и символизировать. Чем ярче символизируешь, тем дольше управляешь.  Опять же, вены на ногах в сохранности, кожа на животе не отвисает, промежность избавлена от угрозы разрыва. Шутка ли, каждый год роди молодца?! Ладно, от малохольного Кая или эвенка? А если от полярника? Например, от Нансена? Или Амундсена (но о нем позже)? Или Роберта Пири?

  Конечно, есть приятность от живого секса – прелюдии, фуги, эрекции, оргазмы, эякуляции... Запахи, пульсации, фрикции... Выбросы энергии, смещения точки сборки, вскипание кундалини... Чмоки, засосы, лобзанья... Позы, камасутры, импровизации... С этим спорить не будешь.  Но цена? Плата за страсть? В виде возможной сердечной привязанности и чувства. Королева-то, королевой, и Снежная, но все равно – баба, как ни крути. А это значит определенный риск возможного ущерба балансу стихий.  Когда похоть вместо прихоти, когда  прихоть вместо долга.  Когда психология  взамен аэродинамики.

   Да и целесообразность текущего момента диктует свои требования – теперь каждому этносу, каждой диаспоре  вынь да подай своего Деда Мороза. А откуда вынуть? Оттуда? Так, оттуда при всем старании больше двух не вынешь. А с развалом Союза все в амбиции впали.  И хохлы, и белорусы, и прибалты, и чуваши, и мордва.  И каждому свой, национальный герой  нужен. С характерными расовыми чертами. Как стольких нарожать?  Вот оленихи и выручают. Есть и стадо специальное с элитными олене-матками, и банк спермы на тысячу лет вперед. Это для северян. А для южан расклад  иной. Но о нем, как уже заикалось, позже.

   Раньше один на всех, только копируй, не ленись. Как? Да, элементарно: подводишь уже одетого по форме Позвизда к волшебному зеркалу и хренак по амальгаме волшебным жезлом! Зеркало на тысячу тысяч осколков. Налетает вихорь, и понеслась... Те, что покрупнее - в  города, по театрам и Домам культуры  разлетаются. Те, что поменьше – в школы, детские дома и дошкольные учреждения. Самые крохотные на частный сектор. Осколки - это одноразовая проекция, нечто вроде «эго-персональностей». Они существуют, пока им уделяется внимание. Пришел, похохмил, нажрался и в сани. Чуть отъехал  - и нет ни тебя, ни  фантома-Снегурки, ни  лихой тройки. Слился в общее пси-поле, развесив перед этим сосулек, наметя сугробов, покрыв белым саваном озимые. А настоящий, живой Позвизд (его еще неучи иногда Карачуном, на башкирский манер именуют) во святая святых – в Москву, в Кремлевский дворец,  к элите. Засвидетельствовать почтение и лояльность. Продемонстрировать стабильность и готовность. Уловить тенденции и направление  эволюции. Плюс, телевидение, отморозки, тусовки... Потом назад к мамаше. Приехал, еще денек погулял и в утилизатор, на биомассу в корм оленям, в качестве пищевой добавки.

   Искусственное осеменение подгадывается так, чтобы Позвизд появлялся не позже 25 декабря, как раз на католическое Рождество. День сосет вымя, неделю набирает массу и рост, а с утреца тридцать первого облачаться и - на служение! Вот здесь спирт и нужен. Для согрева, для куража и для калорийности. Ну, и для одухотворенности. Одухотворился и к детям на елки. Нести радость, юмор, свет, подарки, шутки, намеки, чудеса, прогнозы, угрозы и прочий энергоинформационный обмен. Ну, и на дорожку взял для согрева – как, ни как, без малого три тысячи вест буранами, да метелями в открытой повозке. Словом, без виноверитаса никуда!

   А в этом году ни капли!

   Позвали все ледяное боярство, снежное дворянство, всю морозную  придворную челядь и весь слякотный плебс. И прямо в лоб - у кого есть выпить? На любых условиях, за любую валюту, под любые проценты. У кого?

   Молчат, как льда в рот набрали. Друг за дружку прячутся.

   Есть у кого?! Еще раз спрашиваем, по-хорошему...

  Молчат снеговики, снеговицы и снеговнянцы. Молчат стеклянные глаза. Молчат бояре, дворяне, камергеры, корнеты и рыцари – нету спирта!

   А время идет, минуты тикают. Уже пора бороду клеить, брови ватой пышнить, в мешок сосулек и снежной крупы насыпать. Уже пора со двора выкатываться. А Позвизд еще сам в себе, еще аутичен, еще весь в предыдущем воплощении.

   Что делать?

  Тут первый министр, блестя звездами и снежинками камзола, на цырлах к ее Высочайшему Величеству, прямо к трону, к первой ступени. Чмокнув хрустальный башмачок, телепатически так шепчет:

  - А если, Ваше Величество, госпожа Королева, мы его к старшему братцу через портал - в Антарктиду? Там, говорят, еще остался ящик настоящей «Колы» с настоящей кокой. Пару глотков и сюда. А мы тем временем сани подготовим, Снегурочку фиксажем обработаем. Лишь бы ему до Лапландии добраться. А там найдет чего-нибудь. На худой конец, пива. Пару литров - и до России дотянет. А там уж, на каждом углу. А?

   - Так они же антагонисты, хотя и братья?! Не подерутся ли?

   - А Вы, Ваше Величество, письмецо Санте напишите, объясните ситуацию. Нужно-то пару глотков настоящей «Колы». Чтоб растащило, чтоб ушли скованность и суровость. Да и не успеют они в конфликт войти. Тем паче, что может Санта наш уже на праздники уплыл. Звонили ему? – повернулся первый министр к обер-шталмейстеру. – Звонили Санта Клаусу?

   - Звонили, - хрустнул заиндевелыми губами обер-шталмейстер, - да не дозвонились. Магнитные бури, господин министр.

   - Все одно к одному, все одно к одному. Что надумали, Госпожа?

   - Выбора нет -  отправляйте. Пока готовится портал, я чиркну Коле пару строчек.

   Настал черед Амундсена и Санта Клауса.

  На Южном Полюсе, в Антарктиде, в Новой Швабии находилась летняя резиденция Снежной Королевы, куда она для смены обстановки иногда улетала. Раньше довольно часто (раз в пять-семь лет), последнее время реже.  Она и любила, и не любила Новую Швабию.

   Любила за тишину, пресные воды ледниковых озер и ностальгическую грусть, возникающую всякий раз, когда Ее Величество оказывались там. Ностальгическая грусть была связана с сильным и горячим чувством, почти страстью, испытываемой к Руалу Амундсену, с которым был короткий, но бурный роман. Эрекции, кундалини, фрикции и камасутры.

  Не любила за невыветриваемый запах солярки и несмываемые пятна машинного масла, оставшиеся после немецких субмарин еще со времен последней мировой войны. И еще не любила из-за старшего сына – никакой с его стороны почтительности. Лишь надменная заносчивость ученого (Коля писал «Критику Славяно-арийских Вед»), неприятно контрастирующая с  карикатурной внешностью гнома.  

   Санта тоже был суррогатным, но в отличие от младшего брата, воспроизводился он посредством оплодотворения морских коров.  А так как этот вид  ламантинов находился на грани вымирания, то Клаус  уже  два зодиакальных круга не утилизировался, а  оставлялся в материальном теле. Проводя самые жаркие месяцы в специальной холодильной камере с подцветкой и вентиляцией. Для сохранения подвижности и необходимых свойств Санта пил  жидкий каучук, запивая для его  лучшего усвоения химически активной «Кока-колой». Алкоголь категорически исключался. Как и секс. Как и быстрая езда. Как и танцы в хороводе. Как и таскание тяжестей – никаких сосулек, снежной крупы, циклонов, антициклонов, морозильных посохов и елок, высотой превышающих 1,5 метра. Санта завидовал Деду Морозу. Белой, нехорошей завистью.

   И вот после многих лет они должны были встретиться. В общем пространстве осознанного присутствия. На западной территории Санты.

   На перелет ушло восемь секунд. Через это короткое время перед Клаусом предстал сонный, неадекватный Позвизд с мешком «северных» подарков. Был  он в белоснежном спортивном трико.  

   Позвизд протянул письмо, улыбнулся и полез, было, целоваться, но Санта уклонился, сделав вид, что снимает снежинку с рукава своей куртки.

«Коля! С наступающим. Посылаю тебе Позвизда. Его необходимо встряхнуть. По словам Первого министра, у тебя осталась настоящая «Кока-кола». Надеюсь, ты меня понимаешь.  Будь великодушен и снисходителен к младшему брату. Он твой гость.  Постарайся обойтись без шуток и колкостей.  У меня все по-прежнему. По утрам иногда мигрень, а по ночам иногда бессонница. Береги глаза – лежа не  читай.  Посылаю тебе немножко нашего, северного снежку. Мама!»

   Санта прочел записку и ничем не выдал возникших чувств и мыслей.   Он улыбнулся, хлопнул Позвизда по плечу:

   - Сейчас устроим, братишка. Сейчас мы тебя встряхнем.

   И вышел из зала, где, по приданию, сиживал сам Гимлер.

   «Настоящей» «Колы»  у Санты давно уже не было. Но зато у него были великолепные спиды и амфетамин, которые он в прошлом году прихватил с собой из Амстердама. 

   Налив в стакан коричневой шипучки, Клаус сыпанул в него порошка и десяток серых таблеток.

   - Вот, - улыбнулся он и по-гимлеровски блеснул очечками, - «Кола»  настоящая, коллекционная. 1886 года! Оригинал. Пей, бразе, пей до дна, май френд!

   И ни о чем не подозревающий Позвизд выпил.

   А потом... а потом его нос покраснел, глаза заблестели и он, прокашлявшись, попросил:

   - Еще, Колян! Угости в честь Нового года еще!

   И Санта угостил еще. И потом еще.

   А после он, пряча ухмылку в бороденку, напяливал на Деда Мороза свою старую униформу, черный ремень с громадной пряжкой и колпак. И усаживал пьяного от наркотиков брата в свой воздушный шар, на котором летал в Америку, Австралию и Западную Европу. И закидывал в люльку мешок с северным снежком

   - Ну все, тебе пора. Привет Москве.

   Налетела цунами, и шар исчез в серой снежной мгле... Что было дальше, смотрите в «Новостях»...