Анатолий Ива
Писатель
Не доезжая Казани

Не доезжая Казани

Совсем немного – всего в трех верстах,

С грустной улыбкой на бледных устах,

Конкретно, за храмом, ларьком и клубом

сидел дед Пахом на попе верхом.

Прикрывшись тенистым дубом.

Сидел и думал.

В прозрачное небо прозрачным взором –

почему не покончил с позором?

Еще при собственных родах.

А коли не смерть, так уродом -

безмозглым солнечным чадом…

Но это ж как изловчится надо!

Поэтому не удалось уклониться от долга

быть русским. И бородатым. И очень долго –

семьдесят девять минуло Пахому.

В апреле. А в мае на глаукому

бесплатно. Как ветерана труда.

Сидит Пахом и хочет туда,

(приснилось или по радио слышал,

но, по-любому, образ вышел)

где Старший, прикинувшись водолазом,

нынче шарит глубинным глазом,

ища неизвестно чего и накой.

Нырнуть и сдавить кессонной рукой

Ему воздушную трубку и свет.

Чуешь?

И ничего не услышать в ответ…