Анатолий Ива
Писатель
зимнее

Зимнее

 Народная песня Василеостровских бакенщиков.

Исполняется протяжно, негромко, с чувством.

Аккомпанемент:  балалайка, фисгармонь, ложки.

 

                                  Буй ты мой в лед вмерзший, буй обледенелый...

                                  Что стоишь ржавеешь над рекою белой?

                                  Или что увидел? Или что услышал?

                                   Буд-то перед вахтой погулять ты вышел.

                                   И как пограничник, замерев в  дозоре,

                                   без вина и спичек  пьешь по капле горе?

                                   Муку одиночки, на посту забытом,

                                   Мраком темной ночи от врагов сокрытом

                                   Где ты, вод волненье, движимое ветром?

 Где  ты, быстрый катер, пролетевший фертом?

                                    Все умчалось мимо. Ты один недвижим -

                                   Длиннотелый стержень с головою рыжей.

                                   С краскою облезлой там, где выбит номер –

                                   Глаз твой ярко-красный отмигал и помер…

                                   Ах, и сам я нынче что-то занеможил –

                                   вместо лиц знакомых все сплошные рожи

                                   грезятся нахально, в душу лезут  смело.

                                   Буй ты мой застывший, буй заледенелый.

                                   Как бы нам погреться каждым волоконцем,

                                   а потом качаться на волнах под солнцем.

                                   Но мечтою праздной не изменишь доли,

                                   Ты застыл в торосах, словно вышка в поле.

                                   Стужа донимает, лед бока сжимает.

                                   Буй зимой не дышит и не оживает.

                                   Сам себе  кажусь  я вот  таким же буем -

                                    колокольно гулкий и совсем не буен.

                                   Вмерзший по колени, и до плеч заснежен.

                                   Но когда-то был же тепел я и нежен.

                                    Но когда-то песней все внутри звенело,

                                   и веселой сказкой лето зеленело.

                                   Было ли? Не знаю, и не в этом дело –

                                   Тычет пальцем в небо буй заиндевелый.

                                    И безмолвно спорит с вьюгой сумасшедшей

                                   Одинокий странник, дома не нашедший ...

 

 

(Последняя строка повторяется трижды. С постепенным снижением громкости пения.)