Анатолий Ива
Писатель
Некогда

Некогда

          Последняя затяжка не зашла – Виктор Осипович закашлялся. Глубоко и тряско. Так, что какое-то время не мог остановиться. Но отпустило. Виктор Осипович (для краткости: В.О.) сплюнул и заметил, что в глазах забавно плавают белые мерцающие точки. Он сразу вспомнил, что такие глазные «мурашки» бывали у него после сотрясения, когда, например, он прыгал с дерева. Но тогда это воспринималось им, как нарушение общего порядка, как что-то запретно-ненормальное, от которого необходимо избавиться. Как можно скорее!  Когда в глазах плавали огоньки, ему, маленькому, было страшно.

Но сейчас, здесь на балконе, где он курил, эти огоньки были чрезвычайно приятны. Как оптический феномен. Было непонятно, где они плавают? И возникал эффект – окружающая жизнь вокруг становилась плоской картинкой.

И хотелось, чтобы эти огоньки плавали долго-долго.

Обстоятельства В.О. на момент приятного переживания были, мягко сказать, «стеснены». Он временно снимал жилье – забитую рухлядью однокомнатную хрущевку. Подозревая, что «временно» в его варианте синоним «вечному». Отношения с бывшей женой полностью прекратились. Дочь, соответственно, отдалилась. Работа душила. Но вариантов поменять быть не могло. Это-то место ему по знакомству. Какое? Сутки через двое ходить охранником вокруг недавно построенного дома. И проверять лестницы.

Обо всем этом В. О. и думал. И заметил, что огоньки еще там, в глазах. Забавно скользят, переплетаясь, но не сталкиваясь, похищая у мира одно измерение, делая его плоским. Это, если смотришь на точки и остальное сразу. Прикольно.

А через час он зафиксировал, что уже час, как плавают точки. И все плавают и плавают… И продолжают плавать вечером, ночью, утром. Иногда о них забываешь, и тогда кажется, что они исчезли. А вспомнишь, чтобы проверить – вот они, пожалуйста. И это уже НЕ прикольно.

На вторую ночь, намекающую на то, что и она может стать бессонной (он вернулся с суток), В. О.  заметил, что огоньки, похожие на светящиеся сперматозоиды не белого, а золотого цвета. И это было очень важно. Потому что огоньки не светились, а излучали. В темноте это было особенно очевидно. Ведь кроме золотых звездочек ничего и не осталось.

Что?

Что?

Что же они излучали?

Он пытался найти определение этого излучения. Что-то очень знакомое. Такое… вертится, а не вспомнить… Такое…

Но к утру он вспомнил! И понял!

Вспомнил слово, дающее определение. Это «счастье»! Звездочки излучали счастье. И не звездочки это, вовсе! Вот, что понял он. Это ангелы! Как бы ангелы. Разумные существа из четвертого измерения. Можно их назвать и пчелками. Золотые пчелки, собирающие счастье. Как мед.

Они понимают людей. Через мысли.

Один червячок, сделав плавное вращение вокруг зрачка, мысленно В. О. спросил:

- Что бы вы хотели, Виктор Осипович?

- Вот так сразу? – удивился он.

- Да, вот так сразу. Так что же? Предупреждаю – исполняемое желание одно! Но нас много.

В. О. понял, что это шутка.  Про «нас много».

- Я хочу… хочу… - он лихорадочно перебирал желания. Ни одно не тянуло на глобальность, - … хочу быть счастливым. Вот. Да.

«Как просто, - подумал он, – счастье - это цель всей этой возни и жопы в мыле. Как просто…»

- А какое счастье вы предпочитаете?

- Не совсем вас понял? – В. О. был сражен. Вариантами счастья.

Огонек покачивался и излучал. Счастье, которого хватило бы на десятерых.

- Какой вид счастья вас интересует? Человеческое, животное, растительное, униве..

- Как у вас! – перебил червячка В. О. - Хочу быть таким же счастливым, как вы! Вот…

Эпилог

Виктор Осипович уже три месяца, четыре дня, семнадцать часов и две минуты плавает в чьем-то глазу. «Излучая». Не испытывая при этом досады, желания есть, пить и спать. В ожидании прозрения обладателя органов зрения, чтобы после немедленно войти в контакт.