Анатолий Ива
Писатель
Редктор

Редуктор

Все! С завтрашнего дня новая жизнь! Бля буду!

Аркаша Долгорукий поставил на стол сковородку. С завтрашнего дня! И закрыл на защелку дверь. Выключил верхний свет, зажег над столом загогулину из стены. Стол заиграл: бутылочка с водкой стала похожа на каплю слезы.

Новая! Чтобы не видеть и не слышать – на кухне ругались Белова и Рустам. Рустам не убрал квартиру, хотя его очередь. После Рустама убирают Шипко, за ними Мирзаев, потом Белова и он. Еще месяц.

Достало! Ругань, грязь, коммуналка, азиатские в ней рожи. Дело надо делать, дело!

Перед тем, как приступить к яичнице, налил полстаканчика и выпил – за ужином святое.

Святое усилило вдохновение – не откладывая больше. Бля буду - с завтра!

Первое: взять ипотеку и начать строить квартиру. Через годик-другой новоселье - королю кум. Сам король – голый ходи, убирай, когда захочешь, очередь в ванную станет ночным кошмаром. И вид из окна. Не во двор с помойкой, а на, скажем, поля. Какой русский не любит полей? Вышел на балкон и любуйся. Южная сторона, восход. И…

Аркаша налил еще полстаканчика. Запил пивком.

И благодать, садись и стихи пиши! Для этого маму переселить к сестре, участок с домом продать – вот тебе и первый взнос. Ну ипотека, ну двадцать лет выплачивать… И что? Так двадцать лет, и так.  Те же двадцать лет. Но будет стимул работать с нагрузкой – все для себя. Перейти из дневников на сутки.  А что? Нормально. Еще нормально машинку взять в кредит. Какую-нибудь юркую «Киу» на капле бензина. Машина – это весь мир в твоих руках: на работу, в путешествия, просто по городу. Особенно вечерком или ранней ночью: Эй, красавица, хочешь прокатиться? Залезай! А потом самому на красавицу залезть - квартира ждет, кровать двуспальная. Да, будет сложно.  Тянуть сразу ипотеку и кредит за машину. И что?

Аркаша налил еще чуть-чуть. И запил пивком.

А ничего – стимул только усилится. Перевестись на вахту. А ночами учиться. На менеджера или компьютерного гения. Не век же в охранниках? Тем более, что силы есть. Есть силы!  И скрытые резервы организма, которые сейчас заиграли, о себе заявляя. Открыть магазин и что-нибудь продавать! Или игру изобрести – в бабках утонешь. И в путешествие – Таиланд, Швеция, Лувр, Везувий. Потом можно книжку написать. Впечатлений. Блог вести. Тоже деньги. Маме новый коттедж, заслужила старушка. И теплицы из карбоната – помидоры, огурцы ведрами.

Их кухни донесся крик. За стенкой включили телевизор. Во дворе стукнули мусорным бачком.

Аркаша встал и закрыл форточку. Глотнул пивка. Сел в кресло.

Но! Он громко икнул, вытер губы.

Но, что такое человек? Человек – это поиск покоя и уход от напряжения. Снаружи битва, внутри состояние. Обычно напряжение, неудовлетворенность. Жадность. Несмирение. А с чем? Когда тебе нормал, с чем не смиряться и чему завидовать? Кому? Который в шезлонге на Таити? Так закрой глаза и попробуй отличить Таити от этого кресла? Получается? Фигос! Потому что состояние одно. Сущность одна. А напряга не сосчитать. И путешествие… Ну съездил. Отели, гиды, стоптанные до коленей ноги. Через год все забыл, как будто не был.

Аркаша налил глоток. Запил пивком.

А так, включил телевизор и милости просим. Бесплатно! На Везувий, в Лувр, в Тайвань. У нас Эрмитаж не хуже Лувра. Лучше. Теперь квартира… Точнее, клетушка по сказочной цене. Типа, один хожу голым. А на фига, спрашивается, голым? Тем более, ходить негде, потому что клетушка, коробок спичечный за который идешь в кабалу и крепостное право! На двадцать лет! А что такое двадцать лет? Это жизнь. И всю жизнь боятся, что уволят и не хватит денег платить ипотеку. Так их и не хватит. С такой политикой и экономикой. И никакого здоровья не хватит пахать с утра до вечера и по ночам. И что? Выполз ты на балкон, выжатый и до усрачки уставший… Типа, на поля посмотреть. А полей нет. Вместо ромашек и васильков домищи выше неба. И не выехать. И до метро полдня идти. И народу – ступить некуда. Там, что ли, будет меньше Рустамов и Мирзаевых? Больше их там будет. Здесь двое, а там двести тысяч! И потом, чем тебе не нравится Рустам? Или Мирзаев? Такой же человек. А  на молекулярном уровне, вообще, ближе брата. Нормальные ребята. Так стоит ли? Кишки рвать ради смены декорации? Счастье внутри. Счастье – это как сейчас: мудрый покой и логика анализирующей мысли. И детская радость бытия. А чем плохо здесь? А ничем. Второй этаж – миг, и ты уже на улице. И мусор далеко не выносить. А что тебе двор? Двор – дополнительная защита от уличных газов и шумов. Темный? А зачем светлый? Ночью свет мешает, днем тебя нет. Правильно? Тем более, Васька, а не какая-нибудь «Солнечная поляна» или «Английская миля» на месте бывших свинарников или мусорных свалок. Вышел на набережную: слева - университет, справа - Академия Художеств, сфинксы. На той стороне Исакий, Петрило на коне. Где еще такое найдешь?

Аркаша открыл баночку пивка еще. Хлебнул.

Люблю снять пенку. Человек — это ощущение, а не перемещение. Это же надо! Кровью истекать ради машины. И нервы драконить – кредит, зимняя резина, пробки. Какой-нибудь мудак нацарапает на крыле «йух». На хрена оно, такое счастье? Тем более, что до светофора не проехать, а бензин дорожает быстрее, чем тебе штраф за превышение пришлют.  Еще и половины не выплатил, а тебе раз! - жопу в лепешку превратили. Какая-нибудь дура с недельными правами. И в морду не дашь. И как дальше? Стеб! То ли дело классика – метро, маршрутка. Хоть трезвый, хоть пьяный. В метро подремать можно. В «Пазик» сел и смотри в окошко. Смейся над теми, кто торчит в пробке. И тебя не парит. Если пересчитать кредит и расходы на содержание машины, то маршруткой и метро можно ездить на эти деньги так, что жизни не хватит, и еще останется. Не говоря уже об истощении нервного ресурса.

Аркаша глотнул пивка.

Хорошая вещь баночное! Ну да… О чем я? А… На окно, чтобы не просвечивал фонарь, можно повесить шторку для ванны. Выбрать самую плотную, с пейзажем и повесить – всегда там, в пейзаже. А обои отодрать! Раз отстаете от стены – досвидос! И ремонта делать не надо. Такой, типа, стиль – жилище неформала. А что мебель старая – так это сознательная дань ностальгии. Люблю ностальгию. Люблю, когда все просто. Как у детей. Так хорошо, что есть не хочется – яичницу можно на завтрак. Или ночью пожевать. Так хорошо, что даже телека не надо – просто сиди и чувствуй. Человек – это чувство. Закрыл глаза, и дома! И какая разница, что снаружи. Нет, ты ответь, какая разница?! Ответь, пока не уснул! Молчишь? То-то…